Алексей Новак: Все 15 лет моими учителями были участники тренингов

Интервью подготовила Яна Куракина, менеджер по развитию студии hi-hume проектов Ёрд
7 октября 2009 г.

Алексей Новак, тренер-консультант, учредитель студии hi-hume проектов Ёрд (Санкт-Петербург)

Алексей, вспомните свой первый тренинг как участник. Когда это было, как назывался, чему учились, какие впечатления?

Свой первый тренинг я прошел зимой 1989 года, студентом 3 курса факультета психологии Ленинградского университета (ныне СПбГУ). Тему я бы сейчас назвал — «Развитие коммуникативных навыков». (Тогда же все тренинги назывались просто — СПТ). Выглядели занятия для меня достаточно странно — 10 человек 5 дней сидели в кругу в крошечной подвальной комнате и бесконечно обсуждали всякие пустяки — кто как на кого посмотрел, что тот про этого подумал и проч. Правда, на третий или четвертый день тренинга нас повели в лабораторию, где сняли всех на видеокамеру и показали запись. Вот это был шок! Оказывается, мы выглядим на экране совсем не так, как в зеркале. И голос звучит иначе, чем нам кажется и т. д. А потом снова в подвал и опять разговоры. В общем, я был несколько разочарован.

Однако месяца через три мои товарищи сказали, что «ты стал вести себя не так, как раньше и, вообще, изменился». Самоанализ с пристрастием показал, что я стал менее категоричен, научился лучше слушать и понимать собеседника. И это — результат тренинга. Пришлось изменить своё отношение к методу.

Расскажите про тренинг, где Вы дебютировали в роли тренера

Через два года, уже пятикурсником, я провёл свой первый тренинг со слушательницами «малого факультета» психфака ЛГУ. За это время мне удалось всеми правдами и неправдами пройти с десяток разных тренингов у наших преподавателей. (Дело в том, что тогда почти все тренинги на факультете проводились неофициально. Видимо, преподаватели тоже экспериментировали. Кто-то говорил тебе по секрету, например, что «в четверг, в 14.30 в 325 аудитории будет тренинг». И за полчаса до начала туда набивалось человек 30 студентов разных курсов). И мне очень хотелось попробовать себя в роли тренера.

В общем, я сейчас поражаюсь своей отваге, но трехдневный Тренинг партнерского общения с 12 девушками 15 — 17 лет состоялся. Помню, что у меня тогда было очень непросто с управлением временем. Поэтому тренинг закончился не в 18 часов, как планировалось, а в 22. И двоих участниц я развозил по домам, чтобы уберечь от гнева родителей.

Алексей, кто были Ваши учителя, вспомните, кто стоял у истоков?

Я бы разделил своё ученичество на три этапа. На факультете психологии, где закладывались азы, мне запомнились тренинги С. А. Маничева, Е. Романовой и В. М. Снеткова, у которого я прошёл первую методическую программу.

Моё профессиональное становление как тренера прошло в «Институте тренинга», где в 1995 году я прошёл 15-тидневную методическую программу, а в 1996-98 г. г. двухгодичную программу подготовки тренеров. Тогда нам преподавал по-настоящему «звёздный» состав — Н. Ю. Хрящёва, Е. В. Сидоренко, Г. Л. Исурина, С. И. Макшанов, Т. Солтицкая, А. Сущевская, Г. Миккин и др.

А окончательную тренерскую «шлифовку» (которая продолжается и сейчас) провели мои коллеги по компании «КМ Тренинг». От Дмитрия Буталова пришло умение мыслить концептуально, от Дениса Витмана — искусство задавать вопросы, от Алексея Аболмасова — внимание к деталям и стремление быть самим собой.

И все 15 лет моими учителями были участники тренингов. Это не красивые слова, участники задают вопросы, которые даже не приходили в голову, делятся опытом, критикуют, подсказывают новые идеи.

По какой литературе Вы осваивали технологию?

Не думаю, что тренингу можно научиться по учебнику. Мне кажется, что книга может помочь осмыслить свой опыт, подарить идею, заставить задуматься над чем-то. А если описывать, как проводить тренинг, то это достаточно сложно сделать. Точнее, то, что будет написано, не научит его вести. Тем не менее, книги, которые я считаю очень полезными: «Психогимнастика в тренинге» под редакцией Н. Ю. Хрящевой, «Психология тренинга» С. И. Макшанова, «Тренинг коммуникативной компетентности» и другие книги Е. В. Сидоренко, сборники упражнений К. Фопеля.

А вообще, для меня самыми важными были книги, которые к тренингу не имеют прямого отношения. Например, книга И. Акимова и В. Клименко «О мальчике, который умел летать, или путь к свободе». Сначала ценности — «зачем» ты это делаешь, а потом уже технологии — «что» и «как».

Когда тренинг укрепился в России как полноценное направление деятельности? На какое время пришелся его звездный час?

Скорее всего, моё мнение будет «территориально обусловленным», так как я начинал свою тренинговую деятельность вдали от Москвы. А в Набережных Челнах, где я тогда жил, бизнес отставал от столичного на пару — тройку лет. Тем не менее, даже там к концу 1997 года потенциальные клиенты почти перестали спрашивать «а что такое тренинг?» На мой взгляд, тренинг как бизнес «встал на ноги» в середине 90-х.

Что касается второй части вопроса, то она неявно подразумевает, что «расцвет» тренинга позади, и дело близится к закату. Не думаю, что это так. Тренинг прочно занял своё место в ряду методов обучения и развития, и альтернативы ему во многих случаях просто нет. Как ещё можно в сжатые сроки передать концентрированный опыт по какой-то теме взрослому человеку? Что касается моды на тренинг, то она, действительно, в последние годы пошла на убыль, и кризис этому лишь поспособствовал.

Что в сегодняшнем тренинге изменилось по сравнению с тренингом 20-ти летней давности? Насколько эффективен тренинг сейчас?

Во-первых, тренинг перестал быть экзотикой, психологическим фокусом и «шагнул в народ». Сейчас сложно найти крупную компанию, в которой не было бы штатного корпоративного тренера. И это хорошо.

Во-вторых, тренингов стало много и разных. Они делятся теперь не только по темам (управленческие, финансовые, личностные...), но и по целям (научить, мотивировать, развлечь...), и по качеству (уникальный тренинг, тренинг-джаз, тренинг-попса, под фонограмму. А как ещё воспринимать устойчивое выражение «прочитать тренинг»?. Не скажу, что меня это радует.

В-третьих, тренинг стал прагматичнее. Как только он из социально-психологического стал бизнес-тренингом, изменился его объект. Первый (СПТ) работает с человеком, второй — с человеком в организации. А это не одно и то же. Для многих компаний за последние 5 — 7 лет тренинг перешел из категории «затрат» в категорию «инвестиций». И как любые инвестиции он должен приносить прибыль. Это нормально. Маленькая иллюстрация к этому пункту: в начале 90-х нормой был тренинг на 4 — 5 (!) дней. Через 10 лет стандартом стали двухдневные программы.

А с эффективностью тренинга за 20 лет ничего не изменилось. По-прежнему всё зависит от точно выявленной потребности, адаптации программы и мастерства тренера.

Какие программы актуальны в сегодняшнее время — личностные или всё-таки бизнес-программы? Что актуально до сих пор, а что исчезло со временем?

Я бы не стал разводить тренинги по шкале «бизнес — личность». Хотя бы потому, что любой тренинг, направленный на формирование бизнес-навыков, можно сделать очень личностным. Другой вопрос, всегда ли это нужно? Так что вопрос можно переформулировать так: насколько в бизнес-тренингах уместна «личностная» составляющая?

Мне кажется, что здесь очень многое зависит от цели тренинга, тех умений и навыков, которые являются предметом его рассмотрения, а также от особенностей группы. Например, тренинг продаж для новичков и опытных продавцов явно будет различным. Есть общая тенденция — чем сложнее деятельность участников, тем важнее её личностный аспект. Обучение и развитие становятся невозможными друг без друга.

Что касается тренингового «хит-парада», то лидером здесь многие годы и с большим отрывом остаются программы из линейки «Продажи и переговоры». На втором месте — управленческие тренинги, на третьем — всё остальное. В то же время, внутри каждого «продуктового направления» существует своя иерархия продаж. А структура спроса очень сильно зависит от сферы деятельности клиентской компании. Так, «тренинговый портфель» строительного холдинга, банка и IT-компании — это три большие разницы.

Алексей, расскажите забавный случай из многолетней практики...

В некотором смысле, это иллюстрация к предыдущему вопросу про бизнес и личность. В июне, кажется, 1999 года мы с Анной Сущевской вели параллельно тренинги в Школе менеджеров «Арсенал». Участниками были слушатели курса, которые хотели стать менеджерами по продажам. Понятно, что для сейлзов уверенность в себе — качество далеко не последнее. Поэтому в качестве домашнего задания участники выполняли разные нестандартные действия на уверенность.

В этот вечер задание было — спеть песню трем незнакомым людям. Как правило, трудно это сделать только в первый раз. Один из участников, выполняя задание на Арбате, вошел в такой раж, что третью песню решил спеть громко и публично. В летнем кафе гуляла свадьба, он подошел к тамаде, договорился и спел песню для молодых. Потом для их родителей. Потом для гостей. Видимо, пел хорошо, потому что ушел он со свадьбы только под утро, сытым, пьяным и с тремя предложениями о работе.

Алексей, каким Вам видится будущее тренинга?

Мне кажется, что будущее за дифференциацией, которая явно проявляется уже сейчас. Будут востребованы качественные «коробочные» продукты — стандартные тренинги на популярные темы. Их продукт — поставленный навык. Свою нишу займут «развлекательные» тренинги. В жизни всегда есть место празднику и позитивным эмоциям. Никуда не денутся «звездные» тренинги с «брендовыми» ведущими. На них идут ради тренера.

Но если мы хотим встретить следующий юбилей тренингового рынка, то нужно двигаться в сторону повышения пользы от тренингов. Не абстрактной и отсроченной в виде «позитивных отзывов о программе», а совершенно конкретной, измеренной в рублях, месяцах и килограммах. Вместе с нашими коллегами из компании «12 коллегий» (СПб) — Е. Лебедевой и Д. Ежовым, мы работаем сейчас над методологией «проектного тренинга».

«Проектный тренинг» — это метод развития организации, направленный на повышение её бизнес-эффективности за счет изменения психологии и практик деятельности сотрудников. Т. е. объектом метода становится организация в целом, а результатом — изменения в её деятельности. Так как организации разные, то и проект каждый раз уникальный (отсюда и название). Тренер должен владеть целым арсеналом методов — групповой работой, консалтингом, коучингом и т. д., чтобы выбирать оптимальный в данной ситуации. В общем, сложно, но эффективно. Наше будущее мы видим таким.

Тренер — это...

Человек, который транслирует участникам группы свою картину мира.

Алексей, Ваши пожелания читателям и коллегам...

Тренинг — это метод, целью которого является «гармонизация профессионального и личностного бытия». Вот этой гармонии, внутреннего покоя я Вам и желаю!

Перейти на страницу проекта «20 лет тренинговому рынку»

При републикации материала ссылка на Trainings.ru обязательна


Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования