Марк Кукушкин: Тренинг – это маленькая жизнь

Марк Кукушкин, совладелец, директор, ведущий тренер-консультант компаний «БЕСТ-Тренинг» и «Тренинг-бутик», автор проекта «Открытый Тренерский Университет» (ОТУМКА)
10 сентября 2009 г.

Марк, расскажите, пожалуйста, когда вы начали заниматься тренингами. Как возникло желание попробовать?

С тренингами я впервые встретился в середине 80-х. Это были тренинги нескольких традиций.

Во-первых, театральные тренинги (всё, что касается подготовки актёров). Дело происходило в городе Томске (Северске). Моя знакомая — режиссёр Наталья Корлякова - по моей просьбе показала мастер-класс с элементами театральных тренингов для разновозрастного коллектива, к которому я имел отношение. Тогда я стал понимать, что в тренинговой форме — огромная сила: это интенсивный режим проживания, это практическая попытка действия, а не просто рассказ про действие. И первый опыт встречи с тренингами в моей жизни — это именно театральные тренинги.

Во-вторых, психологические тренинги. Первая встреча с этим типом тренингов была у меня ещё в Томском университете. Валерий Иванович Кабрин вел психологические тренинги в рамках учебного курса по психологии. Это было знакомство с тренинговыми практиками как с практиками интенсивной психической жизни в группе. Другая встреча состоялась летом 1989 года в лагере «Орлёнок». Я участвовал в группе, которую вела Маша Писаревич, московский психолог. Помню, что эти тренинги меня поразили интенсивностью игрового взаимодействия.

Другие «тренингоидные» (тренинго-образные) формы (практики), с которыми я встречался в этот период, — организационно-деятельностные игры, коммуникативные тренинги (в студенческой среде), «самодельные» КВН-овские тренинги (я 1,5 года был капитаном команды КВН Томского Университета). В тот период у меня уже появилась интуиция тренинга как «моего пути», но тренинг еще не стал основным объектом интереса и занятием.

В 90-м году, когда я оказался в Москве (переводом в МГУ), стал интересоваться тренингами более осмысленно. Сначала это был интерес к психологическим, терапевтическим группам. Я учился в психодраматической группе у Нифонта Долгополова, в середине 90-х — в Московской Школе Гуманитарной Психотерапии у Валентина Криндача.

Я понял, что тренинг — это особый формат жизни, событийности, и даже сам стал пробовать тренинги. Одно из направлений, которое мне было интересно — театральная педагогика. Мне были очень интересны техники театрализации, драматизации. И учебный предмет, который я конструировал, назывался «Драма». Именно драма как переживание, как разыгрывание, как вживание в роль.

Встреча с бизнес-тренингами произошла в первой половине 90-х. Причем изначально они казались мне «засушенными». В том смысле, что это чаще была работа с навыком, которая не учитывала всего богатства человеческой природы, а мне — при том, что первое образование философское — не хватало в этих тренингах «полёта»: разговора про «глубокое», про «вечное».

Кроме того, в середине 90-х для меня важным опытом стали два события, которые меня развернули в сторону бизнес-тренингов и бизнес-консультирования:

  1. Семинар подготовки организационных консультантов, который был организован консалтинг-центром «Шаг» (Евгений Емельянов и Светлана Поварницина-Емельянова).
  2. Обучение в школе консультантов по управлению у Аркадия Ильича Пригожина.

Эти опыты обучения сформулировали правильный взгляд на бизнес — не как на удовлетворение личных амбиций (или только самореализацию), а как на развитие организации, которая имеет собственные цели и логику развития. Я помню тезис коллег из консалтинг-центра «Шаг»: «Надо изжить в себе психолога». Не в смысле выжигания «каленым железом», а в смысле принципиальной постдисциплинарности (термин Пригожина) консультационной и тренинговой работы (сравни с тезисом Георгия Щедровицкого о «мышлении по схемам многих знаний»).

Для меня это стало шагом к переосмыслению того, что делает тренинг. То есть я входил в бизнес-тренинги, понимая, что тренинг — это инструмент развития бизнеса. Цель тренинга я понимал (и понимаю) как развитие компетенций персонала (работаю в основном с корпоративными клиентами) для развития целей бизнеса.

Во второй половине 90-х я начал проводить тренинги с некоммерческим сектором по заказу западных и российских фондов / НКО, например УВКБ ООН и др. (работал как тренер в команде фонда «Партнёр», руководитель — Галина Негрустуева). Задача состояла в том, чтобы в рамках предложенных тренерских «гайдов» (руководств) наполнить тренинг «местным» содержанием, локальной спецификой. Благодарен этому опыту, потому что мне удалось с этими некоммерческими тренингами объездить много стран и городов, пройти тренерскую школу (этот «вход» в тренерство считаю одной из удач своей биографии).

Другой опыт тренерства (с 95 года) — это был опыт в программе «Дебаты», реализуемой в России Институтом «Открытое общество» (с 95 по 99 годы я активно тренировал в программе).

Точкой рождения себя как бизнес-тренера я считаю 97 — 98 годы. В этом смысле я тренер третьей волны российского тренерского рынка. По моей периодизации, первые ростки российского тренингового рынка — это 70-80-е (Петровская, Лопухина и др; социально-психологические тренинги), вторая волна — это уже конец 80-х, когда стали возникать первые бизнес-тренинговые компании (MTI, ТМI и др), первые профессиональные фигуры на рынке бизнес-тренинга (Борис Мастеров, Леонид Кроль, Михаил Кларин, Елена Сидоренко, Нина Хрящева и др.).

Третья волна характеризуются прагматизмом, динамичностью, склонностью к тренинг-шоу. В этот период на тренинговый рынок пришли Михаил Молоканов, Радислав Гандапас и ряд других ныне известных тренеров (из лучшей половины — Ася Барышева, Анна Моносова и др.)

На мой взгляд, расцвет этой волны, конечно, связан с кризисом 98 года, импортозамещением и подъемом отечественного производителя.

Расскажите о единомышленниках, которые повлияли на Ваше становление как тренера или о личностях, которые для Вас были значимы на тренерском пути

Я считаю своими учителями людей, которые по основному своему позиционированию не были тренерами, главная их специализация — в другом. Например, на меня сильно повлиял Аркадий Ильич Пригожин как блестящий консультант и методист. Валентину Криндачу, у которого я учился в Московской Высшей Школе гуманитарной психотерапии, я благодарен за ролевую модель в ведении групп и за внимание к анализу переживаний и состояний клиента. Я благодарен Нифонту Долгополову за знакомство с гештальтом и психодрамой.

Я могу назвать более десятка персоналий, которые на меня влияли, в том числе, косвенно: например, учили меня работать с группами, учили думать, отношению к людям и многому другому. Среди этих людей: Адамский, Островский, Родос, Славутин, Тубельский, Щедровицкий и др.

Если говорить о людях, которые повлияли на меня в тренерской подготовке, то это мои партнеры по «Бест-тренингу». Компания была основана в 98 году. Два соучредителя были из «Бест-недвижимость» — Г. В. Полторак и И. Доброхотова. И ещё два человека — мои коллеги по цеху: В. Земсков и А. Крупин, чей опыт в бизнес-тренингах на момент нашей встречи был больше, чем мой. Мне кажется, что в рамках нашего трио мы существенно обогатили друг друга.

Влияли на меня и коллеги по цеху, которых мне удавалось видеть в демонстрационных режимах, с которыми я выстраивал профессиональную коммуникацию. Среди них — Мастеров, Викентьев, Сидоренко, Молоканов, Гандапас, Журавлева и другие.

Создание компании «Тренинг-Бутик» в 2004 году тоже стало формой со-организации ресурсных для меня (и друг для друга) людей, благодарен всем своим коллегам по проекту за многолетнее и продуктивное сотрудничество (один из принципов подбора людей в компанию был заявлен как «люди с двумя жизнями» т. е. успешные не только в тренинге).

Марк, были ли у Вас на тот момент какие-то размышления о перспективах рынка?

Мысли, конечно, были — я же «думающий» тренер. Я одним из первых начал активно обсуждать тренды тренингового рынка, содействовал тому, что тема стала «модной». Сейчас лидером в этой теме считаю коллектив сайта Trainings.ru.

Я выходил на рынок в период взросления, созревания рынка. При этом была очевидна потребность в краткосрочном бизнес-образовании. Люди, приходящие в бизнес, массово не дотягивали до минимального уровня развития базовых бизнес-компетенций (эту компенсаторную функцию тренинга я называю «протезированием»).

Какие тренды были абсолютно очевидны на тренинговом рынке на рубеже веков?

Было понятно, что на тренинговом рынке будет складываться специализация в конкретных темах, и в этих темах надо быть лучшим.

Было понятно, что на этом рынке придется строить тренинги на исследованиях, делать масштабные проекты, где тренинг будет инструментом организационного развития, а не натаскиванием на определенный навык.

Было понятно также, что значительная часть обучения, проводимого провайдерами, уйдет «внутрь» компании, будет передана внутренним тренерам и менеджменту компании.

Марк, расскажите о Ваших личных достижениях на этом рынке и о значимых для Вас проектах, которые в настоящий момент Вы ведете

Удался ряд системных проектов. В этих проектах основой была система тренинговых модулей. Эти модули делались в глубоко кастомизированной модели, разработанной специально под компанию, на основе исследований, с продуктом на финише проекта (например, разработанная книга продаж). Всё «как в учебнике». Это первое.

Второе. Удалось провести ряд проектов, в которых тренинги сопровождали организационные изменения. Например, тренинги сопровождали проекты имплементации нового управленческого инструментария (управление по целям, менеджмент качества), ребрендинг, проекты изменения корпоративной культуры. Это целый кластер проектов, которые удалось реализовать.

Третье. Я реализовал программу подготовки тренеров, которую провожу уже на протяжении 7 лет. Изначально она была «встроена» внутрь организаций (в частности, обкатана в «РОСНО» и в «Русском Алюминии»), а затем программа стала продуктом на открытом рынке (в Москве, в Киеве, Алматы и др). «Выпускники» программы вполне успешно работают как внутри, так и вне бизнес-организаций. Удалось снять фильм, посвященный «Тренингу Тренеров» (спасибо «Ораторике» за предложение и техническую реализацию проекта, компании CBS из Киева — за предоставление площадки).

Четвертое. Удалось в позиции владельца и менеджера обеспечивать развитие компаний «Бест-тренинг» и «Тренинг-Бутик» (в том числе в текущем кризисе).

Пятое. Удалось реализовать проекты, направленные на развитие рынка. Например, Открытый Тренерский Университет, способствующий профессионализации рынка. В частности, мы провели более 200 вечерних встреч ОТУМКи за эти годы. Я благодарен всем клаб-киперам ОТУМКи за эти годы (Наталья Беккер, Анастасия Сиротинина, Юля Пузырей, Руслан Нуреев) и нынешним моим помощникам по ОТУМКе — Алене Неверт и Кате Лефтеровой. У ОТУМКи много спикеров и учеников, новый сайт и громадье планов.

И, наконец, удалось сохранить интерес к профессии и людям в ней. Клиентам и коллегам. Что, по-моему, главное в нашей профессии.

Интервью подготовила Екатерина Лефтерова, PR-менеджер компании «Бест-тренинг»

Перейти на страницу проекта «20 лет тренинговому рынку»

При републикации материала ссылка на Trainings.ru обязательна


Комментарии

Прочитала интервью и нахлынули воспоминания...
Марк Кукушкин - одно из первых имен тренингового рынка, которое я узнала, когда сама пришла на рынок. Елизавета Кадомцева (в 2003 году она возглавляла Trainings,ru) привела меня как раз на один из вечеров ОТУМки :)
Он даже не подозревает как сильно повлиял на мою карьеру тот вечер.
СПАСИБО, Марк!

С уважением,
Юлия Пшеницина
Независимый специалист по обучению и развитию персонала

Юлия Пшеницина     19 сентября в 00:03

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования