Елена Сидоренко: Думаю, что по-настоящему рынок тренинга еще не развился

22 июля 2009 г.

Елена Васильевна, тренинговому рынку России в этом году исполняется 20 лет. Вы являетесь одной из первых, кто занялся подобным видом обучения. Когда именно и с чего начался Ваш интерес к тренингам?

Со студенческих лет я интересовалась групповой психотерапией, и специализацией моей в Санкт-Петербургском (тогда Ленинградском) университете была медицинская психология.

В 1985 году мне стало любопытно — что это за социально-психологический тренинг? Групповая психотерапия для здоровых людей? И я прошла курс у Марии Осориной и Валентины Гайда. С 1986 года я сама начала проводить тренинги. Как только я научилась вести тренинги, интерес к ним стал иссякать, но пришел интерес к созданию новых программ тренинга. Я стала делать новые программы — по темам психологического влияния, управления мотивацией, лидерства, эмоционального интеллекта. И писать книги по этим темам. Сейчас мне интереснее всего проводить мастер-классы с тренерами, особенно по темам «Методология создания новых тренингов» и «Новинки тренинговых технологий».

Вообще же долгое время тренинг казался мне временной, побочной деятельностью. Я всю жизнь работаю в университете. В некоторые годы у меня было по 13 дипломников, чтение лекций и научное руководство занимало мою энергию и мысли. Приходила на тренинги абсолютно без сил. Часто хотелось сказать: «Люди добрые, отпустите меня, пожалуйста!» Постепенно втянулась. Было два кризиса, когда хотелось тренинги бросить. После особенно удачного тренинга как-то забываешь, как уже от них устал.

С чего началась Ваша тренерская деятельность?

С работы на факультете повышения квалификации для промышленных руководителей. Он действовал на факультете психологии ЛГУ в 1986—87 гг., а потом его перевели в Политехнический университет.

Кто были Ваши учителя и первые клиенты?

Групповой психотерапии я училась в университете и на ежегодных Республиканских семинарах по групповой психотерапии в Вильнюсе в 80-х годах. Несколько лет весной я приезжала в Вильнюс, и всякий раз это было важным событием. Особенно запомнились занятия у Александра Алексейчика и Гутиса Лауренайтиса.

В 1985 году я прошла социально-психологический тренинг у Марии Осориной и Валентины Гайды, а затем в 1986 году Методический тренинг у Владимира Захарова.

У Марии Осориной я около двух лет была стажером, или ко-тренером. В мою задачу входило «нападать» на участников тренинга, чтобы они учились отвечать на нападение конструктивными способами. Кроме того, я должны была играть роль подсадной утки в самых разнообразных ролевых играх, часто безо всякой подготовки, «на импровизации». Это было суровой, но полезной школой! Мария Осорина давно отошла от тренингов, но меня на орбиту выпустила, и я все еще по этой орбите вращаюсь.

Первыми же клиентами были руководители промышленного производства — Ижорский завод, Металлический завод. Потом я стала работать с психологами и начинающими тренерами в проекте Института тренинга «Методический тренинг». Помню, как мы работали чуть ли не 15 дней, по очереди, но в одной упряжке: Нина Хрящева, Галина Исурина, я, иногда еще и другие наши коллеги. Это был очень интересный проект. Большая ценность — работать вместе с яркими, выдающимися коллегами-тренерами! У меня была тема «Ситуативная диагностика». Тренер должен понимать состояние участников, их возможности, сильные и слабые стороны, чувствовать групповую динамику, оценивать эффективность упражнений и т. п. И все это «на глаз», безо всяких тестов. Очень было интересно проводить этот тренинг, но... через несколько лет интерес стал иссякать, и я попросила освободить меня от этой темы. Потом этот раздел с успехом вела замечательный тренер Екатерина Лебедева.

Параллельно я работала с Институтом развития учителей у Дины Тонконогой. Там клиентами были педагоги и родители.

Ну и, конечно, с начала 90-х годов постоянно были клиентами люди бизнеса, тогда начинающие «кооператоры». Однажды приезжаю по данному мне адресу и вижу, что это совсем рядом со Смольным. Ба! Да это же бывшая Партийная школа! А теперь стала Школой менеджеров. Там шло общее собрание, и очень активные, с громкими голосами «кооператоры» что-то недоброжелательное выкрикивали: «Где обещанный бухгалтерский учет?! Где обещанная встреча с депутатом?!» Зал гудел от недовольства и гнева. И тут я впервые по-настоящему испугалась своих клиентов. Опытный руководитель курсов, увидев, что в зал с опаской входим мы, психологи, тут же переключил внимание публики: «А вот и наши выдающиеся тренеры! Сейчас начнутся занятия по психологическому воздействию на партнера!» И начинает называть имена тех, кто будет заниматься в моей группе. И вот передо мною выстраиваются те, кого он вызвал, и оказывается, что это и есть самые злостные крикуны. Лица красные, глаза дикие! Мне так и хотелось их кому-нибудь «передать». Но уж назвался груздем, полезай в кузов. Я постаралась улыбнуться и по возможности уверенным голосом пригласить их в аудиторию. И что же? Это была одна из лучших групп в моей практике. Я тогда на своем опыте поняла, что негативная энергия может стать позитивной.

Кого бы Вы назвали своими конкурентами на тот момент?

Я не чувствовала конкуренции. Может быть, было некоторое соперничество в команде преподавателей факультета повышения квалификации. А именно: психологи и экономисты доказывали друг другу, кто главнее. Потом я стала работать в одиночку, и не стало никакого соперничества.

Что, на Ваш взгляд, повлияло на развитие российского рынка тренингов?

Спрос и предложение. Начнем со спроса. Люди в России хотят учиться, и учиться с интересом. Руководители хотят поддерживать мотивацию к работе. Эти задачи решаются тренингами. Я уже писала о том, что в последние годы тренинги все больше становятся скорее мотивирующим, нежели обучающим событием. Совсем недавно у меня был проект — мотивирующая интерактивная лекция для 170 человек. Планируемый результат — чтобы они ушли вдохновленными и с верой в себя и в компанию!

Теперь о предложении. Был период, когда только тренингами преподаватель мог заработать себе на кусок хлеба. Вот и первый вариант предложения — со стороны вузовских преподавателей. С другой стороны, появилось множество людей, которые искали, чем бы начать зарабатывать? Работа тренера ничем не хуже другой, и даже почетнее многих других, почему бы не заняться тренингом? Вот и второй вариант предложения — со стороны предприимчивых людей. Постепенно предложения становились все более многообразными. Думаю, что по-настоящему рынок тренинга еще не развился, и до кризиса спрос был больше предложения. В период кризиса начавшееся развитие было несколько заморожено.

Сейчас руководители в первую очередь сокращают затраты на обучение. Люди больше интересуются гарантией собственной занятости, чем интересными и полезными занятиями. Может быть, впервые предложение стало превышать спрос.

Какие события, встречи можно назвать поворотными в Вашей карьере?

Многие события и встречи были важными. Если говорить о тренинговой карьере... Людьми, которые повлияли на меня, я считаю Юрия Николаевича Емельянова и Ларису Андреевну Петровскую. Многому я научилась по их книгам, но особенно важными были личные встречи. Юрий Николаевич предостерег меня: «Будьте добрее! Иначе у вас не получится». Он был образцом петербургского интеллигента и интеллектуала. Лариса Андреевна была самобытным, мудрым и открытым для нового опыта человеком. Своей работой С ЛЮДЬМИ и добрыми советами она показала мне, как можно и нужно быть самой собой и в тренинге тоже. «Лена, ты влюбляешься в участников тренинга? Надо влюбляться! Люди такие интересные!»

Эти два человека были Личностями. До сих пор Юрий Николаевич олицетворяет для меня глубину, а Лариса Андреевна — широту человеческой души.

Какие изменения в тренинговой сфере Вы предвидите в будущем?

В трудные времена людям хочется послушать умных людей. Думаю, повысится спрос на встречи с опытными людьми. Однодневные семинары — вот то, что сейчас нужно многим людям. Чтобы услышать что-то новое и вспомнить хорошо забытое старое, для того, чтобы понять, что ты не один мучаешься над проблемами. Что с проблемами можно справиться. «То, что сделал один, может сделать и другой».

Каких изменений хотелось бы Вам?

Мне хотелось бы возрождения научно-психологических исследований. Я мечтаю о том, чтобы опять надеть белый халат и проводить эксперименты в научно-исследовательской лаборатории. Исследовательский инстинкт во мне всегда был сильнее, чем стремление к общению и к публичной деятельности.

Но это мечта небывалая. Что уж тут! А мечта бывалая — работать побольше в программах длительных, в которых что-то может постепенно созревать в человеке, в частности в программах МБА и в корпоративных университетах крупнейших компаний. Я работала уже в нескольких бизнес-школах и корпоративных университетах. Например, в Стокгольмской Школе экономики и в корпоративных университетах, которыми руководил Павел Кирюханцев, управляющий директор компании Zest Leadership. В течение года по программе проходит несколько сессий, почти в каждой сессии есть один-два, а то и три дня моих тренингов. Если встречаешься с людьми несколько раз в течение года, можешь гораздо больше сделать в тренинге. Они сами это всегда отмечают: «А вот на этой сессии меня догнал материал прошлой!» или: «А спасибо вам за домашнее задание! Техника гейши работает безотказно!»

Хочется быть не приезжающим на два дня, а сопровождающим в течение определенного времени. Может быть, коучем? Пожалуй.

Хочется продолжать сотрудничество со Школой менеджеров «Арсенал», которая всегда откликается на мои новые предложения, с консалтинговой компанией D&Y в Киеве, с Центром «Харизма» в Новосибирске, Байкальским Центром тренинга, Школой профессионального развития в Перми и другими замечательными тренинговыми центрами.

Интервью подготовлено Екатериной Евсеевой, специалистом по связям с общественностью Центра Организационного Консультирования EQuator

Перейти на страницу проекта «20 лет тренинговому рынку»

При републикации материала ссылка на Trainings.ru обязательна


Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования