Борис Гамаюнов: Как мэтры психотерапии бесплатно поработали...

Борис Гамаюнов, ген. директор Консалтинговой компании «РКН», психолог, ведущий тренингов с 20-летним стажем
28 мая 2009 г.

Еще Советский Союз, еще «все разрешено, что не запрещено», еще ровно 20 лет назад — 89 год. Мы — группа психологов, психотерапевтов, активно пытаемся приложить свои силы не только на поприще выходящей из академического морока социальной психологии, но и в нарождающемся NLP — семинары приезжающего в Москву Дж. Гриндера, труднопроизносимых гештальттерапии Перлза и позитивной психотерапии Пезешкиана.

По рукам ходят слепые перепечатки Хенна Миккина, записавшего почти дословно тренинг по СПТ (Социально-психологичесвкий тренинг) немца, тогда гуру для нас — Манфреда Форверга. Наиболее активные создают кооперативы — эти предвестники будущих АОЗТ, ставших затем ООО. Как же — можно заработать деньги на реальной помощи другим людям и получить за это не 130 рублей зарплаты психолога, психиатра, а за-ра-бо-тать! «Гармония», «Диалоги», «Надежда» — всего ничего таких кооперативов в Санкт-Петербурге (ну, конечно, тогда еще Ленинграде. Ведь еще два года до переименования города. И каких два года! Ельцин, Собчак, путч 91. Но все это еще впереди).

А пока последние дни власти Ленинградского обкома партии и готовящиеся выборы в Петросовет — тогдашний прообраз нынешних законодательных собраний. И город, по крайней мере, его активная и разумная часть, бурлит: тогдашний первый секретарь обкома партии готовится к избранию. И помогают ему в этом... психологи. Борис Вениаминович Гидаспов — барин, функционер, в прошлом директор крупнейшего ленинградского химического предприятия хочет сохранить власть. И даже готов чему-то поучиться. Как влиять — слово-то какое (!) на избирателей, ведь выборы будут вроде как — демократические. Готов позаигрывыть с избирателями (слово «манипуляция» тогда еще используется мало и редко). И вот для этого в Осиновой Роще — была в ту пору такая правительственная резиденция в 30 километрах от города — проходят ТРЕНИНГИ. Ведут их политические психологи! Наверное, впервые такое слово прозвучало в узких кругах даже профессионалов. Не будем называть эти фамилии. В то время один из ведущих этого тренинга был профессором, заведующим кафедрой истории психологии в ЛГУ, другой — его сотрудником.

Мы — молодые и горячие, да еще и демократически настроенные (по крайней мере в то время) не могли на это не отреагировать. Надо спасать нарождающуюся демократию! Как? Понятно как: надо так же обучить и молодых демократов.

— Нет, не так, нужно лучше! — кричит в запале один из нас, сегодня ведущий сотрудник одной из клиник города. — Коммуняки не пройдут! — это уже наш общий приятель, через год оказавшийся в Швейцарии и проживший там благополучно последующие лет семь. Да еще наудачу я, заканчивая тогда аспирантуру, как раз сдаю экзамен по английскому милейшей Татьяне Евгеньевне Салье — сестре лидера ленинградского народного фронта того времени — Марины Салье.

Вот вам и small talk! На экзамене вместо ответа по «тысячам» — имеется в виду перевод тысяч знаков с или на английский — необходимый атрибут сдачи на кандидатский минимум — мы с ней беседуем о необходимости помощи демократии. Результат — домашний телефон Марины Салье в моей записной книжке и... пятерка по языку.

И в один прекрасный вечер мы — Владислав Мурзенко, Александр Маслов и я — отправляемся в квартирку лидера демократов на проспект Ветеранов. Обычная трешка в панельном доме. Милая и, вправду, вполне демократичная хозяйка. И долгие посиделки на кухне.

Салье — член Оргкомитета Учредительного съезда Демократической партии России (ДПР) прекрасно понимает расклад сил на политической арене и совершенно далека от способов воздействия на электорат (да и слова-то такого, наверное, тогда мы еще и не употребляли), от различных имиджевых фишек.

  • Ребята, конечно, это было бы здорово — поработать с нашими кандидатами, поучить или, как вы говорите, потренировать их. Но... понимаете, у нас абсолютно нет денег. Понятно, что университетской команде в Осинке (имеется в виде база в Осиновой Роще) платят и неплохо...

    Мы переглядываемся — и все как один, а Саша Маслов озвучивает это, говорим: «Марина Евгеньевна, нет проблем, каждый из нас проведет две — три группы бесплатно».

Как принято говорить и писать в современных тренинговых программах: «В результате тренингов в Петросовете первого созыва большинство составляли депутаты от Ленинградского Народного фронта — одной из наиболее демократически настроенных организаций города.

По отзывам очевидцев: лидер коммунистов на отчетной конференции, где планировалось его выдвижение от бюро обкома в Петросовет вел себя на тройку с минусом. Зная, что нужно держаться на сцене непринужденно, он шел от стола президиума к трибуне нелепо подергивая руками и вихляя задом (плохая отработка навыков умения держаться перед аудиторией). Зная, что нужно „охватывать глазами всех сидящих в зале, для создания впечатления обращения ко всей аудитории“, крутил головой вправо — влево, что создавало ощущение давящего воротничка рубашки». Результат — в Петросовет не вошел.

Так зарождалась политическая психология и тренинги с политическими деятелями. Вопрос — стоило ли вводить в Петросовет демократических кандидатов остается открытым. Саши Маслова уже много лет, как нет с нами, Владислав Мурзенко, думаю, постарается избежать дискуссии на эту тему, а Игорь Зубков, возможно, и согласится, что игра стоила свеч...

При републикации материала ссылка на www.Trainings.ru обязательна

Перейти на страницу проекта «20 лет тренинговому рынку»


Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования