Ольга Булатова: «Я всегда хотела, чтобы тренинги присутствовали в моей жизни»

Ольга Булатова, партнер, руководитель Академии бизнеса «Эрнст энд Янг»
19 мая 2009 г.

Ольга, как начался и развивался Ваш профессиональный путь? Когда и при каких обстоятельствах Вы пришли в корпоративное обучение?

Для меня все началось в 1995 году. Я в тот момент думала о том, где найти себе применение как специалисту. Передо мной в какой-то момент встал выбор: либо идти на экзамен по политэкономии и поступать в аспирантуру МГУ, либо выходить на работу в компанию «Артур Андерсен» (Центр профессионального обучения), о которой я на тот момент ничего не знала. Даже позвонила маме, спросила ее совета, куда идти. Она ответила: «Оля, ну конечно МГУ!», но я подумала в характерном для того периода моей жизни революционно-противоречивом ключе, что нужно сделать наоборот, и пошла на работу.

Таким образом, я попала в Центр профессионального обучения «Артур Андерсен». Сейчас этой компании нет на рынке, но все ее помнят как крупнейшую аудиторскую фирму.

Одна из причин, почему я все-таки выбрала работу, — мне всегда нравилось учиться чему-то новому. К тому моменту у меня уже было два образования, очное и заочное. В принципе, у меня уже был опыт проведения тренингов по маркетингу — в то время я работала как стажер мэрии Ставрополя, где на тот момент проживала наша вечно путешествующая семья физиков-геологов. К нам по обмену приезжали американцы и проводили мероприятия по маркетингу, рассказывали, как управлять бизнесом, и мы вместе готовили эти тренинги. Сначала я помогала их проводить и переводить, а потом и вела отдельные модули сама.

В МГУ я так и не пошла. Интересно, что я буквально на днях была в МГУ, выступала на курсе МВА в качестве приглашенного эксперта. И это проходило именно в том корпусе, куда я подавала документы для поступления в аспирантуру. Вот такой флешбэк получился.

В этом проекте — «20 лет тренинговому рынку России» ― я буду представлять ту немногочисленную долю тренинговых компаний, которые занимаются обучением в области финансов. Существует много споров на тему терминологии: что представляет собой тренинг soft skills, что такое тренинг профессиональных навыков или тренинг технических навыков? Где грань? Академия бизнеса «Эрнст энд Янг» специализируется именно на финансово-экономическом обучении — это область профессиональных навыков. Кроме нас в этом сегменте работают еще несколько компаний. Поэтому у нас своя история.

В то время, когда я пришла в Центр обучения «Артур Андерсен», были совершенно другие объемы работы, совсем по-другому виделся бизнес. Каждый сотрудник мог выполнять несколько функций одновременно — от приготовления кофе клиентам до проведения тренингов. Тогда каждый тренинг был событием. Еще не было такого, скажем, «массового» обучения. В этом, наверное, особенность того момента. С одной стороны, можно говорить о том, что рынок не был развит, услуги не были такими продвинутыми, как сейчас, но при этом было другое ощущение ― люди приходили на тренинг и воспринимали его как абсолютно новый опыт в жизни. В 1995 году тренинги посещали в основном главные бухгалтеры и их заместители, которые представляли западные компании, начинающие работать с российскими сотрудниками. Для наших слушателей тренинг как формат обучения был абсолютно в новинку. Им было удивительно видеть проекторы «оверхеды», которые мы сейчас уже не используем, а тогда мы с ними ездили по всему СНГ. Плюс мы привлекали иностранных преподавателей. Российских специалистов, которые знали бы международные стандарты GAAP и МСФО и могли бы их преподавать, не было.

В то время было нормально и ожидаемо, что какая-то доля тренинга будет посвящена рассказу преподавателя «о себе любимом», о быте ― как кто жил, в каком доме, сколько собак имел и что делал в свободное время. Людям было очень интересно узнавать, как живут иностранцы — ведь для многих это был первый контакт с представителями дальнего зарубежья.

Мое личное ощущение состоит в том, что особенностью того времени была очень высокая степень личного человеческого контакта — за рамками формального взаимодействия. Общение для многих было даже интересней, чем сам курс обучения. Преподавателей, например, много расспрашивали об их карьере. В тот момент у нас редко кто толком мог представить себе свой карьерный путь. Только когда ты приходил работать в западные компании, тебе могли объяснить, что и как сделать, чтобы перейти на следующую ступень, куда стремиться, и убедить, что стремиться можно и нужно.

Как развивалась Ваша личная карьера?


Моя карьера в компании строилась в области управления и развития бизнеса, а не тренерства как такового. Поначалу я была вовлечена в разработку наших самых первых тренингов, а также в перевод лекций, составление практических заданий и прочее. Затем я занималась развитием бизнеса, маркетингом, а позже ― управлением Центром обучения. В 2002 году я перешла в «Эрнст энд Янг», где работаю и по сей день и где помимо управления с удовольствием участвую в проектах в качестве тренера.

Оглядываясь назад, могу сказать, что смена рода деятельности в компаниях происходила достаточно быстро, и, наверное, это тоже особенность того времени. Когда люди попадали в область, где им интересно, где они могли реализовать себя, они очень быстро всему обучались и добивались результатов. Свой первый тренинг мне пришлось вести буквально через три месяца после того, как я пришла на работу. Тренинг был посвящен международным стандартам бухгалтерского учета. Первые два месяца я осуществляла синхронный перевод курса, а потом преподаватель заболел. Пришедшим на курс мы так и сказали: есть два варианта, либо переносим тренинг, либо его проведу я ― благо я имела сертификат бухгалтера. Все согласились на второй вариант и все прошло удачно, студенты остались довольны. И для меня это было очень важно, я поняла, что всегда хотела, чтобы обучение и тренинги всегда присутствовали в моей профессиональной жизни.

Какие люди сопровождали Вас на пути профессионального развития? У кого Вы учились, откуда черпали опыт, технологии, кто Вас поддерживал?

Профессора Артура Страсински, безусловно, можно назвать моим учителем. Он был первым тренером по GAAP, которого я встретила в своей жизни. Также, несомненно, многому из того, что умею, я обязана своему первому руководителю ― Дженифер Уилсон. Она передала мне многое из того, что связано с корпоративной культурой и ценностями компании. Есть такой термин в обучении — Shadowing — обучение через наблюдение, так вот я тенью следовала за ней и смотрела, как она работает, многое от нее переняла.

Наша Академия ― сложный организм. У нас множество достойных личностей. Все без исключения коллеги, с которыми я работала с 1995 года, в той или иной мере оказали влияние на формирование меня как профессионала, поэтому мне хотелось бы поблагодарить всех наших сотрудников и коллег — как бывших, так и настоящих. При этом, безусловно, есть люди, заслуги которых в развитии Академии и тренингового рынка огромны. Первый человек, который сразу приходит на ум — это Виктор Шитулин, один из наших тренеров. Для меня он символизирует целую эпоху.

Виктор принадлежит к поколению моих родителей, значительную часть своей жизни он прожил в советское время, при этом смог гибко сориентироваться и в переломный момент (когда стало ясно, что в стране все меняется) поехал в Америку и получил МВА. А ему тогда было уже около 40 лет. До этого Виктор работал на радиозаводе — человек с аналитическим складом ума и страстью к изобретениям, имеющий запатентованные разработки. Когда он вернулся, он попал к нам в Центр обучения, прошел с нами через все перипетии, кризисы. Для меня он — символ лояльности в самом высоком значении этого слова, — когда обе стороны настолько понимают друг друга, что доверие существует за рамками договоренностей.


Хотелось бы упомянуть моих коллег, развивающих бизнес Академии и формирующих тренинговый рынок в Казахстане Айман Мангетаеву, Елену Баеву, Светлану Яковлеву, на Украине — Тамару Довгань, Наталью Копыленко и Ольгу Зубареву, которые на протяжении многих лет с энтузиазмом несут знания в сферу бизнеса.


То же самое могу сказать и про Ольгу Беглову, которая возглавляет Академию в Санкт-Петербурге. Мы пришли с ней в компанию с разницей в 20 дней. Ольга — очень талантливый человек, активный участник форумов, конференций.

Еще не могу не сказать о Елене Кувшинниковой, человеке, чей приход символизирует новую веху для развития Академии. У нее резюме на несколько страниц, среди достижений — преподавание в Оксфорде, в Сорбонне. Когда она к нам присоединилась, то открыла и развила новое направление в области финансового анализа. Это был прорыв на рынке. Елена — замечательный профессионал и надежный друг.

Еще несколько имен — Татьяна Тимошина, Катерина Назарова, Елена Земскова, Тамила Дорофеева, Борис Васильков, Татьяна Ковалева — все эти люди внесли свой вклад в развитие рынка. Мы гордимся тем, что работаем в сфере обучения, что мы помогаем людям реализовывать интересные проекты, в том числе их собственные карьерные амбиции. Я не жалею, что не выбрала аспирантуру МГУ. Хотя всегда интересно, что было бы при другом сценарии. Жалею только об одном: о том, что я получала образование не в Москве. Если бы я училась здесь, наверное, у меня был бы более широкий круг общения, networking. С другой стороны, тот нетворкинг, который я получила со времен начала работы в компании «Артур Андерсен», огромен и дает широкие возможности. Единственный ограничитель — недостаток времени, чтобы поддерживать все контакты.

Еще хочу упомянуть тех, кто ассоциируется у меня с тренинговым рынком России. В первую очередь, это Андрей Плигин и Александр Герасимов, руководители «Центра НЛП в Образовании». Это наши партнеры, уже много лет обучающие нашу команду, они являются коучами для наших тренеров.

Модель тренера в области финансов мы выстраивали сами. На наши тренинги приходят финансовые директора, которые сами по себе уже являются высокими профессионалами своего дела. Поэтому для нас важен предыдущий опыт наших тренеров в финансовой сфере, а также потенциал фасилитаторов, ведь задачи, с которыми они сталкиваются, непросты. Во-первых, они должны, применяя все принципы обучения взрослых, создать ту добавленную ценность (values added), за которой к нам приходят люди. А также создать атмосферу, в которой может получиться синергетический эффект, зачастую более важный, чем те 5-10-15-50 процентов новых знаний, которые готовы воспринять слушатели. Мы все знаем, как быстро сейчас устаревают знания, как молниеносно появляется новая информация. То, что мы даем именно квинтэссенцию этих знаний, дорогого стоит и требует определенной подачи. Одна из наших задач — найти ту форму обучения, которая будет оптимальна для наших тренеров и максимально реализует потребности наших заказчиков.


Плигин и Герасимов нам очень помогли в этом поиске себя. Потом к нам присоединился Евгений Ильченко. Эти люди известны тем, что очень многое делают для рынка. Они вдохновляют. Мы работаем в достаточно жестком бизнесе, а эти люди нас периодически встряхивали, давали новые силы и повышали мотивацию. Ведь мы обучаем не только тренеров, но и весь персонал, который имеет дело с внутренними или внешними клиентами.

Еще хочу упомянуть тренера Ольгу Никитину, которая работает в Академии с 1996 года. Она трудится в Петербурге. Ольга была тем человеком, кто прокладывал новое направление в обучении финансовых специалистов по вопросам учета, консолидации по международным стандартам, по перекладке отчетности. Она давала слушателям понимание разницы между российскими и западными стандартами.

В то время у многих были установки, что западный учет — это сложно, что управленческая отчетность придумана искусственно и т д. У нас в СНГ было принято все документы готовить для налоговой отчетности, и этого было достаточно. Поэтому перед тренером стояла задача не только передать большой объем технической профессиональной информации, но и работать с подобными установками. По сути, нам нужно было «продать» людям идею, что знание международных стандартов финансовой отчетности, умение анализировать управленческую информацию влияет не только на будущее компании, но и на рост и развитие собственной карьеры. Мы говорили им: «Сдайте экзамен на такой-то сертификат, и вы станете более конкурентоспособными».

Татьяна Васильева — еще один сотрудник, много сделавший для нашего развития. Она работает в направлении, связанном с корпоративным управлением, управлением рисками, стандартами внешнего и внутреннего аудита, социальной ответственностью. Эти понятия вошли в бизнес вокабулярно относительно недавно, и, благодаря вкладу Татьяны, обучение по этим направлениям стало доступно в России, Казахстане и на Украине.

Эльвира Осипова... Она была нашим клиентом, когда работала директором по персоналу ММВБ. Это был человек, которого интересовали люди, их будущее и развитие их потенциала — у нее «горели» глаза, когда мы обсуждали эти вопросы. У Эльвиры было стратегическое видение, этого многим не хватает, ведь часто специалисты просто «отрабатывают» бюджет, даже тогда, когда изменился ветер и кораблю нужно менять курс. Эльвира легко открывалась и так же легко «открывала» других.

Еще хочу упомянуть людей, точка зрения которых была для меня важна: Анна Флоренцева, сейчас она работает директором по персоналу Johnson & Johnson; Ольга Муравьева, которая делилась своим опытом как рекрутера, так и специалиста общего профиля (ей, например, принадлежит совет — если уж приходится расставаться с людьми, то нужно стараться это сделать так, чтобы им потом хотелось тебе подарить букет цветов), и многие другие.

Как бы Вы оценили вклад самой Академии в развитие рынка?


Я считаю, что наша Академия действительно внесла вклад в развитие рынка. Если говорить о статистике, только в прошлом году у нас прошли обучение почти 6 тысяч специалистов, а до этого — по нескольку тысяч в год. Таким образом, более 20 тысяч человек побывали у нас на тренингах. По нашим ощущениям, для рынка финансового профиля это достаточно значимые цифры. Но помимо цифр и данных, самое приятное, самое яркое для меня лично — это отзывы, которые мы получаем от людей. Люди пишут и говорят о том, что произошли не только ожидаемые сдвиги в карьере, но и качественные жизненные прорывы, о том, что люди движутся по карьерной лестнице так, как они даже и не мечтали. Для нас это важно.

Я остаюсь в этом бизнесе именно потому, что эти ценности мне близки — мы помогаем развиваться людям, расти компаниям и экономикам стран СНГ.

Тренинговый рынок России молодой. Специфика момента в том, что в бизнесе сегодня работает много людей, которые получали образование еще в Советском Союзе, да и сегодняшняя система высшего образования вызывает много нареканий. В связи с этим наблюдается острый дефицит знаний, в частности, в области управления компанией, по вопросам финансов, учета, управления рисками, по лучшим международным практикам. Мы восполняем знания, которые люди могли бы получить, если бы они учились или работали в других странах. Наша задача, с одной стороны, — восполнение образовательных пробелов, процентов 30 наших тренингов ориентировано на это. Еще столько же ориентировано на практиков. Мы используем лучшие практики, наработки, сценарии в определенных ситуациях, когда не нужно изобретать велосипед. Оставшаяся часть нашей деятельность посвящена сертификации и повышению квалификации (ACCA, CFA, DipIFR). Это долгосрочные программы, которые требуют больших инвестиций с точки зрения времени и усилий, но делают наш рынок профессиональных финансистов сильным и достойным сравнения с западным аналогом.

Наши стандарты, изначально высокие, заданы компанией «Эрнст энд Янг». Отдел маркетинга контролирует все раздаточные материалы, проводится контроль качества обучения. Мы обучаем наших тренеров в лучших западных школах и компаниях, отправляем их в США, в Англию, в Европу — туда, где можно поучиться у лидеров мысли по конкретным направлениям управления компанией. Все инновации мы интегрируем в свои тренинги и семинары.


Кроме того, мы работаем с крупнейшими компаниями как консультанты. Наши клиенты помогают нам развиваться и предлагают нам решать те задачи, которые стимулируют наш рост. Мы благодарны за это всем нашим клиентам, причем отношения со многими из них мы можем назвать партнерскими — это лидирующие компании нефтегазовой, транспортной, телекоммуникационной и фармацевтической отраслей, а также финансово-кредитной сферы бизнеса — они задают высокие стандарты в обучении.

Как Вы думаете, почему пока на российском тренинговом рынке не появляются союзы? Не происходит консолидации?

Могу поделиться соображениями, почему не удался проект ASTD в России, в котором я принимала участие. Общеизвестен факт, что от 50% до 80% стратегий проваливаются на стадии внедрения. Придумать, сформулировать и нарисовать видение и стратегию мы можем, более того — это интересно, и мы готовы инвестировать в это наше время. А вот дальше процесс идет мучительно, требуя больших временных затрат, распределения ответственности, расстановки приоритетов своих задач. Наверное, пока ни для кого вопрос консолидации не является настолько важным, чтобы делать его приоритетом.

Последние годы рынок рос, было безумное количество проектов. С трудом удавалось совмещать работу с семьей, личными интересами, а тут еще такой проект, за который никто не платит и который требует вовлечения большого количества людей. И проекту этому нужно управление.

Насколько я знаю, было много разных попыток, создано несколько ассоциаций, но ни одна из них не является законодателем рынка. Схожую ситуацию я наблюдаю и в другом секторе — финансовом, где также идет своеобразная война за место под солнцем. Различные силы на рынке пытаются определить, какая сертификация главная, членство в какой организации ключевое. Это касается не только России, так происходит и на мировом уровне.

Мой опыт показывает, что когда предпринимается попытка создать что-то общественное, неформальное, то шансы выжить у этого начинания гораздо ниже, чем если бы создавалась организация, функционирующая как бизнес. Нужно к созданию ассоциации подходить так же, как к образованию коммерческой компании, чтобы были определены цели, бюджеты, роли, планы и прочее — с распределением ответственности, оценкой результатов, профессиональным управлением.

Кроме того, наш рынок действительно молодой. Пока неочевидны цели и задачи таких союзов, непонятно, какие выгоды за этим последуют, вовлеченность и заинтересованность ключевых игроков будет невысокой, хотя для меня лично ценность ассоциации, подобной ASTD, неоспорима.

Думаю, к следующему юбилею рынка уже можно будет обсуждать вклад и роль ассоциаций, а пока... всего только 20 лет прошло. У нас еще все впереди!

При републикации материала ссылка на www.Trainings.ru обязательна

Перейти на страницу проекта «20 лет тренинговому рынку»


Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования