Павел Беленко: Чтобы стать хорошим тренером, одних задатков недостаточно

Павел Беленко, старший партнер консалтинговой группы «ИМИКОР»
19 мая 2009 г.

Зарождение тренингового рынка России

Трудно назвать дату и один источник, откуда произошли бизнес-тренинги в России. На мой взгляд, истоки бизнес-тренингов тесно связаны с личностями, работающими в трех сферах: новаторская педагогика, психология и собственно бизнес.

Еще в 60-е и 70-е годы в Ленинграде существовала так называемая Фрунзенская коммуна, позже во втором по величине пионерском лагере СССР «Орленке» долго работали педагоги Уманский и Лутошкин, которые продолжили коммунарскую деятельность. С этого начинался путь педагогических тренингов, связанных с развитием лидерства. И сейчас выходцами из этого движения и различными энтузиастами продолжаются тренинги лидерства с подростками и молодежью.

Где-то в 1975—77 гг сотрудник Ленинградского НИИ им Бехтерева Владимир Мурзенко провел со студентами-вечерниками факультета психологии ЛГУ самые первые группы личностного роста. После окончания университета многие выпускники стали развивать тренинги в Новосибирске.

История привычных нам бизнес-тренингов в России, на мой взгляд, начинается в конце 70-х — начале 80-х годов прошлого века. Причем начинается в форме коммуникативного или личностного тренинга, тогда это называлось — социально-психологический тренинг (СПТ). Для удобства отсчета, можно взять 1979 год — год выхода первой печатной работы по СПТ и организации лаборатории «Активных методов обучения, деловых игр и тренинга» в Новосибирске, в филиале Института повышения квалификации Минэнерго.

Насколько мне известно, первой научной (печатной) работой по тренингам стал мой студенческий диплом «Элементы социально психологического тренинга в подготовке психологов-практиков», защищенный в 1979 году. По окончанию университета я поехал по распределению в Новосибирск, так как в этом филиале ИПК Минэнерго оказалась единственная в СССР лаборатория «Деловых игр и тренингов» и недавно сформированная группа тренеров — психологов-практиков, которые начали работать с топ-менеджерами (руководителями) из министерства энергетики.

Социально-психологический тренинг в формате, идущем от «Центра по изучению групповой динамики» Курта Левина, пришел в Россию из Польши. Впервые тренинг был проведен на факультете психологии МГУ для сотрудников в 1978 году. Позже участники продолжили развивать и разрабатывать это направление. Например, Лариса Андреевна Петровская, Владимир Столин, Адольф Хараш — известные преподаватели и психологи МГУ. Столин кроме того организовал крупнейшую на сегодня российскую консалтинговую компанию в области HR — «ЭКОПСИ». Петровская написала первую крупную работу по СПТ «Теоретические и методические проблемы социально-психологического тренинга» (М., 1982); а затем защитила первую докторскую «Теоретические и методические основы социально-психологического тренинга» (1986г).

Петровская же стала вести первые группы социально-психологического тренинга в Москве в 1978—79 гг. для своей будущей докторской диссертации. При подготовке диплома мне посчастливилось у нее побывать. Тогда же начала вести группы по развитию коммуникативных навыков (на основе транзактного анализа) Елена Лопухина, нынешняя российская звезда личностной психотерапии.

Первая научно-практическая конференция по СПТ была проведена в Новосибирске в 1980 году в Новосибирском филиале института повышения квалификации Минэнерго, куда я приехал работать после окончания психологического факультета ЛГУ. На нее собралось около 50 человек, среди них примерно 10—15 тех, кто имел какой-то опыт и практиковал личностную психотерапию и СПТ (я, Елена Лопухина, Галина Миккин, Лариса Петровская и др) — тогда еще тренинги не отделялись от групп личностного роста, но отделялись от клинической психотерапии. На этой конференции большой вклад в развитие личностных тренингов и личности будущих тренеров внес врач-психотерапевт Александр Алексейчик из Вильнюса. Он учился за рубежом, практиковал несколько лет и оказался самым опытным тренером в СССР в 80-е годы в области групповых тренингов. Алексейчик познакомил присутствующих с неизвестной еще в СССР технологией проведения «больших групп» — размером от 30 до 100 человек — и показал другим тренерам насколько важно быть не только понимающим, но и жестким при управлении групповой динамикой.

Следующей вехой была вторая конференция по СПТ в 1982 в Ленинграде, а также организация на факультете психологии ЛГУ лаборатории видеотренинга, которой руководила Нина Юрьевна Хрящева, ставшая позже основателем и руководителем «Института тренинга». Сотрудники лаборатории прошли обучение по технологии видеотренинга делового общения у ученика Манфреда Форверга.


Первые конференции психологов-практиков

Важное значение сыграли первые конференции психологов-практиков, которые проходили в Вербилках под Москвой в 1987—90 гг. Это были встречи ведущих психологов-консультантов и тренеров. На них были уже тогда представлены почти все будущие направления консультирования и тренингов и известные сегодня фигуры тренинго-консалтингового рынка. Например, Михаил Иванов и Давид Шустерман — консультанты, авторы книги «Организация как ваш инструмент» (2003г.); Евгений Емельянов и Светлана Поварницына — руководители «Консалтинг-центра «Шаг», авторы монографии «Психология бизнеса» (1998г.); Борис Мастеров — автор и ведущий программы подготовки бизнес-тренеров «Профессия: бизнес-тренер» (в партнерстве с Натальей Тумашковой), соавтор коллективной монографии «ИНСТРУМЕНТЫ РАЗВИТИЯ БИЗНЕСА: ТРЕНИНГ И КОНСАЛТИНГ». (2001г.), соавтор коллективной монографии «МЕТОДЫ ПРАКТИЧЕСКОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ (ДИАГНОСТИКА. КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ. ТРЕНИНГ)» (2003г.)

Хенн и Галина Миккин — психологи из Таллина, работали в Таллиннском пединституте, начали заниматься видеотренингом делового общения. Они первыми в конце 80-х организовали эффективную профессиональную школу видеотренинга длительностью 500 часов и стали «прародителями» некоторых отечественных тренеров делового общения, пока Эстония не вышла из состава СССР. Кроме того, в Таллине, тогда еще в «едином советском пространстве», самостоятельно начал свое дело Владимир Тарасов, автор, наверное, единственной в СССР, чисто советской школы менеджмента. Это уже чисто деловые тренинги.

В начале 90-х после приезда и проведения в России тренингов в больших группах «Лайф Спринг» появились его российские прототипы, живущие и поныне. При этом Вернеру Эрхарту, основателю «ЭСТ» тренингов в больших группах, не удалось оставить в России своих последователей, что связано с особенностями личности самого Эрхарта и его подходу к тренингам как бизнесу.

В 1989—91 гг. на развитие российских тренингов оказало большое влияние нейролингвистическое программирование (НЛП). Первые НЛПисты: А. Ерсеньев, И. Ребейко и наиболее известный сейчас — Алексей Ситников. Помню, как летом 90 года в Москве, во Дворце пионеров на Воробьевых горах, на тренинги Дж. Гриндера и его команды собралось более 500 человек. И не только психологи, педагоги и врачи, но и большое количество сотрудников силовых ведомств, а также предприниматели. В 92—93 гг. Леонид Кроль (ныне владелец и «играющий тренер» известной компании «Класс») пригласил в Россию Джудит Делазье и Анну Энтуш — звезд мирового НЛП, которые провели большие сертификационные тренинги для российских (и из стран СНГ) специалистов. Но в итоге, НЛП мало пересекается с бизнес-тренингами, оставаясь скорее методом личностного роста, коучинга (и лечения в психотерапии). А так же активно используется как метод скрытого влияния в тех сферах, где большое значение имеют личные контакты и продажи.

Большой вклад в развитие личностного консультирования и тренингов внес Виктор Макаров, президент Общероссийской Профессиональной Психотерапевтической Лиги, вице-президент Всемирного Совета по Психотерапии, доктор медицинских наук, профессор. Став в 1990 году заведующим кафедрой в Красноярском мединституте, он несколько лет проводил знаменитые Енисейские декадники по практической психологии, психотерапии, тренингам, на которые в течение двух лет собиралось до 300 человек со всего СССР.

И наконец, вслед за известными западными компаниями в конце 80-х — начале 90-х в Россию пришли и западные тренеры, которые стали готовить российских коллег, прежде всего, в области продаж. Начиная с этого момента, бизнес-тренинги окончательно отделяются от тренингов личностного роста. А проследить историю тренингов становится труднее из-за большого количества действующих лиц.

Частный опыт и вклад в развитие рынка

Говоря о своем опыте, могу рассказать, что с началом перестройки начал проводить группы личностного роста и тренинги делового общения для руководителей. Организовал в Новосибирске в 1988—92 гг. одну из первых школ по подготовке тренеров (СПТ — личностного роста). Она была 2-х ступенчатой. Через нее прошло несколько десятков человек, в итоге, даже удалось вырастить тренеров для тренеров. Но развитию этой тренерской школы помешали два фактора:

— начавшаяся резкая девальвация рубля и рост стоимости всего: авиабилетов — на тренинги приезжали из разных городов страны; печати переводов (пиратских) литературы и т. п.

— мое понимание того, что личностный рост и коммуникативные тренинги не самое актуальное предложение для экономической ситуации, нужны именно тренинги для бизнеса, доступ к которым тогда был только в Москве.

Выбирая, чем заниматься дальше: осваивать новые виды тренингов в Москве, а затем учить в Новосибирске; переехать в Москву; заняться собственным бизнесом — я выбрал последнее, но полностью из тренингов не ушел.

С учетом психологической и тренерской практики, я был приглашен поработать с Борисом Николаевичем Ельциным в 1991г. Нашу работу трудно назвать классическим тренингом или коучингом. Государственной телеграммой меня вызывали в Москву на заседание Верховного Совета, селили в гостинице «Россия», давали необходимые документы. Обычно, я находился в зале, среди депутатов Верховного Совета, наблюдал выступления Бориса Николаевича, а затем писал записки с обратной связью, которые отдавал его личным помощникам, а они передавали их самому Ельцину. Кроме того, несколько раз правил его речи, которые писали его спичрайтеры. Затем Борис Николаевич правил эти речи сам. Ну и вместе с его личными помощниками готовил свои предложения по первому выступлению Бориса Николаевича в прямом эфире на телевидении, в частности по невербальному поведению.

Позже, руководитель пресс-службы Валентина Ланцова достала мне в одной частной телекомпании портативную видеокамеру (тогда еще видеокамеры были достаточно редкими и дорогими) для видеотренинга. Поснимать Бориса Николаевича во время встречь м приемов мне удалось, но на живой разбор времени у него не оказалось. Зато в режиме видеотренинга удалось немного поработать с вице-президентом А. В. Руцким во время его предвыборных поездок по регионам.

После такой работы я сделал вывод, что первые лица государства не нуждаются в услугах тренера или психолога. Они сами оттачивают свои навыки в ходе политической карьеры, большого числа встреч и конкретной работы. Большое значение для их карьеры имеет работа не только психолога-тренера, а всей команды, зачастую невидимых помощников с прессой, другими политиками, группами влияния и т. д. Но для тем, кто хочет стать лидером, эффективным предпринимателем, топ-менеджером или просто сильным менеджером, работы с тренером и коучем в молодом возрасте сегодня не миновать.

Свои умения тренера наиболее полно я реализовывал в 1995—99 годах, занимаясь политическими технологиями на выборах в Государственную Думу РФ, выборах губернаторов, мэров российских городов. Приходилось быть и имиджмейкером, и пиарщиком, и тренером команды политтехнологов, и личным тренером. Позже эта работа перешла в работу консультанта, коуча ряда политиков и бизнесменов.

Специализированную работу в области бизнес-тренингов я возобновил в 1997 году, когда в своей компании ИМИКОР (основное направление деятельности — подбор топ-персонала и HR-консалтинг) организовал обучение топ-менеджеров и специалистов. Вместе с партнером Ниной Карелиной мы приглашали лучших западных и российских практиков в различных областях бизнеса и собирали под них семинары в Новосибирске. Фактически мы стали первой крупной бизнес-тренинговой компанией в Новосибирске. Нам удалось провести несколько замечательных семинаров по ресторанному бизнесу, ритейлу, страхованию — тогда в Сибири эти бизнесы только начинали развиваться, и к нам приезжали собственники и руководители из многих сибирских городов.

Например, мастер-класс по ресторанному бизнесу проводил Вилли Брант — шеф повар из Торонто, член канадской сборной по кулинарному искусству, выигравшей кулинарную олимпиаду в 1982 году. Позже, Вилли Брант помог нам при подборе шеф-повара для первого в Новосибирске ресторана европейской кухни. Тогда в Сибири эти бизнесы только начинали развиваться и к нам приезжали собственники и руководители из многих сибирских городов.

В конце 90-х в Новосибирске еще не было бизнес-центров, мы искали приличные помещения по всему городу. Семинары западных звезд проводили за городом, в единственном не ведомственном загородном отеле. До этого в отеле был только ночной клуб. Мы помогли этому отелю раскрутить направление деловых семинаров.

После переноса бизнеса ИМИКОР и нашего с партнером переезда в Москву в 2000 году мы поняли, что конкуренция тут очень сильная. Нас никто не знает, и сразу два направления — подбор персонала и обучения — нам не раскрутить. Занялись подбором. Когда завоевали свое место на рынке подбора персонала, снова открыли бизнес-тренинги. Но начали осторожно — узко специализированно, в нише, где чувствуем себя сильными. На сегодня ИМИКОР — ведущая компания по обучению Executive Search & Headhunting в России. Кроме того, у нас очень сильные тренинги для секретарей и личных помощников, по продажам и кадровому делопроизводству.

Сейчас в ИМИКОР я больше менеджер, маркетолог, коуч, автор. Веду карьерный ассессмент и индивидуальные консультации по поиску работы. Работаю как преподаватель, тренер в ГУ-ВШЭ на кафедре управления человеческими ресурсами, веду курс «Современные технологии в управлении человеческими ресурсами». Регулярно выступаю на конференциях, пишу статьи.

Опыт тренера считаю одним из лучших в жизни и важнейшим для формирования профессионализма и собственной личности.

Тенденции современного тренингового рынка

В современных бизнес-тренингах я вижу ряд проблем, которые нужно решать, чтобы тренинги как деятельность и бизнес могли выйти на новую ступень в своем развитии. Прежде всего, это развитие методологической, научной базы и специализация по отраслям. Тренеры в 80-е годы уделяли этому большое значение. Как можно вести тренинг, не понимая, как учится человек, как управлять групповой динамикой? Как можно в совершенстве не знать содержание предмета деятельности?

Кроме того, пора отделить собственно тренинговую, навыковую часть от обучения знаниям, роль которых по-прежнему велика в любом деле. Руководителям отделов обучения и самим менеджерам нужно точно понимать, как мотивирует работника система бизнес-процессов компании и как могут мотивировать тренинги. Собственникам, топ-менеджерам, тренерам пора понять, что обучения за 1—2 дня быть не может. 1—2 дня «тренингов» — это «ворк-шоп», мастер-класс, где более опытные показывают, что они умеют, или простое знакомство участников с темой и между собой.

90-е годы отодвинули науку тренингового обучения в России, на самый край профессиональных компетенций. Человек проходил один-два тренинга, а затем просто брал этот готовый тренинг и проводили его сам. В 2000-е появились «школы тренеров». Любой желающий без необходимых личных компетенций и опыта, проучившись 4 цикла по 8—16 академических часов (или еще меньше), мог считать себя «тренером с дипломом». На проверку тренинги таких «тренеров» чаще всего оказываются стандартными семинарами ни о чем и ни для кого-то конкретно.

Нескольких тренингов и даже обучения в «Школе тренинга» не достаточно, что бы стать хорошим тренером. Чтобы стать хорошим тренером, одних задатков недостаточно. Во-первых, нужно регулярно учиться у звезд тренинга (хотя бы до 35—40 лет) как западных, так и российских. Во-вторых, тренеру нужен свой наставник, коуч, без него можно и не дорасти до тренера высокого уровня. В-третьих, на мой взгляд, лучше вести тренинги в паре. Это влияет на заработок в сторону его понижения, но на качество тренинга и на рост самого тренера — в сторону повышения.


Надеюсь, что грянувший кризис поможет решить хотя бы часть этих важных проблем тренингов.

При републикации материала ссылка на www.Trainings.ru обязательна

Перейти на страницу проекта «20 лет тренинговому рынку»


Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования