Н.Ю. Хрящева: «Бизнес-тренер должен знать, как работает организация. И как „работает“ тренинг»

18 мая 2009 г.

Нина Юрьевна, Вы очень известный человек среди специалистов по обучению персонала. Рассказывают, что Вы начали работать в этой сфере еще во времена Советского Союза и даже прошли один из первых в нашей стране тренинг для тренеров у немецких специалистов.

Нина Хрящева: Верно, можно так сказать. В 1983 году на базе факультета психологии Ленинградского университета немецкие психологи Манфред Форверг и Траудль Альберг провели методическую подготовку по социально-психологическому тренингу. Манфред был на тот момент профессором Университета в Лейпциге (ГДР). В Ленинградском университете он закончил аспирантуру еще в те времена, когда в университете не было факультета психологии, а было отделение психологии на философском факультете. Связь с Манфредом поддерживал один из преподавателей факультета, доцент Вернер Гайда.

Это была двухнедельная программа, глубокая, серьезная, и я к своей специализации «социальная психология управления» и «социальная психология общения» получила еще квалификацию тренера. Тема моего диплома «Социально-психологические факторы эффективного управления», а тема диссертации — «Структура и динамика малых групп в условиях относительной социальной изоляции (на примере антарктических экспедиций). Сочетание компетенций, с одной стороны, в области управления, с другой стороны — в области коммуникаций (в то время я читала студентам курс по социальной психологии общения), дало хорошую основу для того, чтобы стать тренером и консультантом для организаций. И до сих пор я считаю, что бизнес-тренер должен знать, как работает организация. И как «работает» тренинг.

После программы у Манфреда я начала проводить тренинги на предприятиях и в различных организациях с психологами, например, с коллективом кафедры медицинского института или врачами в санатории. Это была середина 80-х годов.

Получается, что тренинги начали проводиться еще в СССР, до рыночной экономики?

Нина Хрящева: Еще в конце 1970-х годов известная всему миру психологии Лариса Андреевна Петровская проводила личностно-ориентированные тренинги. Она защитила докторскую на эту тему, и я, будучи доцентом кафедры социальной психологии Ленинградского университета, писала отзыв на ее работу от кафедры. Но Лариса Андреевна все-таки работала прежде всего не для организаций, а с населением, вела перцептивно-ориентирвоанный тренинг (как она его называла).

В 80-е годы известный тогда таллиннский психолог Хенн Миккин, который тоже прошел подготовку в группе преподавателей на факультете психологии ЛГУ, создал свой подход к тренингу. Хенн называл то, что делал он и его коллеги, видеотренингом. Обязательным элементом тренинга была видеозапись ситуаций, которые создавались на тренинге, их просмотр и обсуждение. Я горжусь тем, что Хенн Миккин пригласил меня как-то в качестве ведущего на известный в то время в Советском Союзе курс подготовке тренеров в Эстонии.

Тренинги в нашей стране в корпоративном варианте появились еще в СССР. Уже с конца 80-х годов я вела тренинги для сотрудников разного уровня: от руководителей предприятий и до мастеров. Отслеживая историю развития корпоративного обучения в России, важно вспомнить, что в СССР была мощная система профессионального развития, за которую отвечали министерства. При каждом министерстве существовал институт повышения квалификации. Передовые отрасли — машиностроение, судостроение, радиоэлектроника — первыми стали использовать так называемые активные формы обучения — деловые игры, а потом и тренинги. На предприятиях этих отраслей работали отделы по научной организации труда, которые делали большие проекты по оценке психологического климата организации, психологической адаптации новичков. Именно такие отделы начали раньше всех обучать руководителей. Именно в этих отраслях то, что теперь называется корпоративным обучением, развивалось очень активно.

А Вы можете привести конкретные примеры?

Нина Хрящева: Не могу не рассказать об энтузиастах Ижорского завода. Руководителям предприятия так понравилась новая форма обучения (ролевые игры, тренировка навыков), что они при заводе открыли филиал кафедры активных методов обучения Ленинградского Политехнического Института. Да-да, была такая кафедра! Они делали там удивительные вещи. И даже добились в министерстве образования, чтобы все ректоры ВУЗов проходили у них специальный трехнедельный курс с использованием активных методов обучения. Ижорский завод обучал руководителей последовательно и системно, насколько это было возможно тогда. Они прошли все возможные тренинги, искали новые темы, и стали одной из первых групп (если не первой) на тренинге по тайм-менеджменту. В то время некий австрийский тренер стал проводить эти тренинги в России (вполне возможно, это был Клаус Меллер, о котором вспоминает Г. М. Озеров в интервью «20 лет TMI: история компании = история рынка» — прим. ред.)

Или взять известный завод «Позитрон». В течение 2-х лет все мастера завода прошли тренинги делового общения. Это были тренинги в полном смысле этого слова, продолжительность каждого тренинга была 5 дней. Было знакомство, психогимнастика, мы делали практические задания в малых группах, проводили ролевые игры. Это был даже больше тренинг, чем он принят сейчас. Теории было мало. Мастерам не нужна теория, мы просто учили их общаться с сотрудниками.

Люди в этих высокотехнологичных отраслях работали действительно особенные. Вспоминаю Центр управления полетами в подмосковном Калининграде (г. Королев). Для руководителей отделов ЦУПа я проводила тренинги в конце 80-х годов. Эти люди удивительно быстро включались в работу. Они сразу понимали, что даст им тренинг, были открыты к знаниям и новому опыту, учились и делали это с удовольствием. Еще тогда я заметила: чем выше уровень руководителя, тем быстрее он обучается, быстрее включается в ситуацию игры, в процесс. Эти люди более свободны и раскованны. Даже в СССР, где статус значил многое, они не стремились изо всех сил сохранить лицо.

На наши первые тренинги еще в конце 80-х годов приходили специалисты службы занятости, психологи из таможни (они потом учили сотрудников таможни навыкам коммуникации).

Я проводила тренинги с работниками 4-го управления Минздрава: с психологами — методическую подготовку по тренингу, с врачами — в области коммуникации.

Были какие-то курьезы или сложности в проведении тренингов в то время?

Нина Хрящева: Конечно. Я периодически вспоминаю тренинг для руководителей фабрики по производству кожаных сумок. Тогда в СССР кожаную сумку достать было очень сложно — дефицит! И эти дамы сидели по кругу на стульях, поставив свои сумки на коленки, держась за них обеими руками, защищаясь с их помощью от непонятного и невиданного тренинга. Я им говорю: «Сумки можно поставить сюда». Качают головой, мол, нет. Только к концу первого дня тренинга поставили сумочки рядом со стульями!

А сложности были связаны с постоянными переездами по огромной стране. В любую глушь, в город, не обозначенный на карте, в плацкартных вагонах — мы ездили, чтобы проводить то, что сейчас называется тренинги для тренеров. Это было и в 80-е года, и позже, когда в марте 1993 года мы организовали «Институт Тренинга».

Расскажите подробней, как начинался «Институт Тренинга»?

Нина Хрящева: В 1989 году Сергей Алексеевич Маничев, сейчас он заведует кафедрой на факультете психологии Санкт-Петербургского университета, организовал Бюро практической психологии. Именно в этой компании мы провели первый методический 15-дневный тренинг. Мы — это я, Аркадий Балунов, который был к тому времени директором «Иматона». На одной из программ в марте 1989 года мы познакомились с Сергеем Макшановым. Мы решили работать вместе. Таким образом, в 1993 году мы по сути оформили то, чем занимались уже четыре года, в компанию «Институт Тренинга».

15-ти дневная программа подготовки тренеров, с которой мы начали и проводили более 10 лет, вошла в историю. Через нее прошло очень много людей со всех регионов России. Так по стране начала распространяться технология, подходы и методика проведения тренингов. Появились люди, способные провести тренинг уже для предприятий, а не для населения. Они могли вместе с нами встать в ряды тех, кого называют бизнес-тренерами.

Мы готовили не только профессиональных тренеров, но людей нетерпимых к халтуре, которые не могут позволить себе профанацию в аудитории. Мы тогда чувствовали большую ответственность за формирование рынка. Специалисты, которые проходили у нас подготовку в области тренинга, уходили потом в другие места, в зарождавшийся тогда российский бизнес, и несли с собой новые подходы к обучению сотрудников.

Еще пару лет назад мы продолжали получать звонки с просьбой записать на 15-дневный курс для тренеров, хотя он давно существует в другом виде — модульном, обновленном. Видимо, люди продолжают читать книги о тренингах, в которых была размещена информация об этой программе, находят уже через интернет наши координаты и просят сообщить ближайшие даты.

Нашими первыми клиентами уже в Институте Тренинга были страховые компании, дистрибуторы, производственные компании. Глобальные компании пришли в Россию чуть позже. Например, с «Дельта Телеком» мы начали работать в 1995 году, с Кока-Колой — в 1997.

Сергей Макшанов: Я помню, что одним из первых клиентов была компания «Крейт», одна из крупнейших IT-компаний Санкт-Петербурга, а из зарубежных была также компания AGA (Пищевые газы промышленного использования для замораживания и охлаждения). Как правило, мы подолгу работаем с клиентами. Например, до сих пор продолжаем работать с Кока-Колой.

Сергей Иванович, как складывался Ваш профессиональный путь? Кто оказал на Вас влияние, как профессионала?

Сергей Макшанов: Мой анамнез вряд ли что даст, потому что из области тренингов я довольно быстро ушел в стратегический консалтинг. Безусловно, в тренинги я пришел через свои занятия психологией. Нина Юрьевна была моим основным учителем. Я занимался исследованиями в области организационной диагностики, защитил докторскую диссертацию по психологии тренинга и профессиональной деятельности в применении к бизнесу. Похоже, у меня единственная в стране докторская диссертация по теме тренингов. Конечно, есть докторские по социально-психологическому тренингу, но там идет речь немного о другом, не об обучении для бизнеса. До сих пор у меня есть тренинги-любимцы. К открытию компании в 1993 году мы создали авторский тренинг Креативности, он востребован до сих пор. Я его очень люблю, но провожу редко, только по большим просьбам.

Если говорить о моем развитии как стратегического консультанта, безусловно, на меня повлияли школы, которые развивались в Ленинградском университете — школа И. П. Павлова, Б. Г. Ананьева, В. М. Бехтерева. И корифеем системного подхода, конечно, для меня является Владимир Ганзен.

Расскажите о принципах, заложенных в работу «Институт Тренинга».

Нина Хрящева: С самого начала мы задали высокую планку для себя, для сотрудников, которые приходят в компанию, для программ, которые проводим.

Мы, возможно, выглядели и дерзко, но с самого начала ориентировались на компанию МакКинзи. Нам нравился их принцип — расти или уходи. Прошлые заслуги не являются основанием для принятия решений сегодня. Мы ценим вклад человека, но это не значит, что он автоматом будет получать какие-то карьерные и другие блага.

Мы решили, что будем и что не будем делать. В самом начале нашей работы решили, что не будем заниматься подбором персонала, политтехнологиями. А будем параллельно развивать управленческий консалтинг и обучение персонала организаций. Поэтому сейчас мы — группа компаний «Институт Тренинга — АРБ Про».

У нас очень плотный ритм работы, и у нас не приживаются, например, бывшие фрилансеры. Они потому и выбрали себе такую роль, что хотят управлять своей загрузкой, а у нас не получится расслабляться. Мы не скажем клиенту: «Извините, наш тренер хочет сделать паузу».

Костяк «Института Тренинга» работает более 10 лет: Евгений Доценко, Анна Грибанова, Максим Долгов. Уже больше 5-ти лет работают Александр Гурихин, Наталья Кузьмина, Екатерина Сыроватская, Юрий Михеев.

Много для нас значит сотрудничество со ШМ «Арсенал», Виталием Булавиным, Еленой Ласточкиной. Более 10 лет назад Сергей Макшанов провел в ШМ «Арсенал» открытый тренинг продаж, и с тех пор наши отношения только крепнут. Думаю, мы совместно оказали сильное влияние и на рынок бизнес-обучения, и на развитие тренинга как формы обучения. Недавно мы пытались посчитать, сколько человек прошло через наши тренинги за столько лет, и не смогли — их очень много.

Сергей Макшанов: Вначале мы определили, что наша компания — интегрированный завод по производству качественных тренингов, глубокой аналитики, подготовки руководителей, где будут стратегический консалтинг и IT приложения. Мы вряд ли станем когда-нибудь «огромной стройкой», скорее, будем продолжать развиваться как «средняя стройка» с большой территорией и зданиями разного назначения. «Институт Тренинга» построен, осталось только лоск наводить. В «АРБ Про» (наше направление стратегического консалтинга) нужно там и там достроить, пристроить — это вечный процесс. Плюс на территории нашей образной «стройки» есть пара-тройка коттеджей, где сидят наши аналитики или разработчики.

Нам многие говорили: «Что вы возитесь с этими тренингами? Давайте, наращивайте объемы, никто и не заметит падения качества!» Но мы так не можем и не хотим. Мы не так быстро прирастали людьми, потому что выбирали и растили каждого очень тщательно. Мы — структура, где готовятся тренинги, шлифуются тренеры, проводятся исследования. Этим мало кто может похвастаться. Но все-таки период полного румянца и развернутых плеч — он еще впереди.

Нина Хрящева: Еще на заре нашей деятельности мы изучили методологию тренинга у всех — норвежцев, американцев, англичан, немцев, впитав в себя лучший мировой опыт. Мы решили делать только авторские тренинги, только высочайшего качества, тщательно разработанные под каждого клиента.

Вы говорили, что международные компании внесли свой вклад в развитие корпоративного обучения. Какой именно?

Нина Хрящева: Понимаете, у них действительно системный подход к обучению. Основное его отличие — они обучают тому, что нужно компании, что востребовано от сотрудников. Возникает профессиональное удовлетворение и гордость, когда видишь, как сотрудники зарубежных компаний действительно используют навыки, полученные на наших тренингах. Я провожу тренинг через полгода в той же группе, и замечаю, что люди мастерски используют, например, технологию GROW в беседе. Значит, они стали ее применять, иначе бы забыли напрочь! Конечно, не 100% знаний и навыков усваиваются и в западных компаниях, но все равно этот объем больше, чем во многих российских (до сих пор, к сожалению).

Какие яркие события, на ваш взгляд, повлияли на развитие рынка?

Нина Хрящева: Безусловно, открытие интернет-ресурсов по теме управления персоналом и корпоративного обучения, их присутствие делает рынок более цивилизованным. В первую очередь, я говорю о Trainings.ru. Хотим мы того или нет, этот ресурс существует, он транслирует информацию во внешнюю среду и формирует общественное мнение. Ты понимаешь, что о тебе расскажут или не расскажут, и ты либо будешь частью сообщества, либо не будешь. И что нужно соответствовать уровню рынка, отображаемому на этом ресурсе, и использовать его, если вы хотите повлиять на рынок.

Другая веха или событие — это начало сертификации бизнес-тренеров в России. Во-первых, что бы ни говорили, это тоже вклад в формирование цивилизованного рынка. Во-вторых, для меня лично это новый опыт тесной работы с другими тренинговыми компаниями, прежде всего MTI. Конечно, мы были знакомы и до этого, но в рамках проекта сертификации делали работу вместе, в тесном взаимодействии, обмениваясь опытом и подходами к подготовке тренеров. Я рада, что такое партнерство между тренинговыми компаниями развивается.

Это не то, что работать для клиента, зная, что по другим проектам он сотрудничает, например, с Busiess Training Russia. Здесь совсем другое. Здесь идет совместная разработка программ, взаимное проникновение, обмен методологией. Сейчас мы начинаем совместный проект с компанией «ЭКОПСИ Консалтинг» для одного клиента. Раньше были лишь слабые сигналы этой тенденции — кооперация провайдеров. Они выражались больше в призывах клиентов, мол, давайте, объединяйтесь на проектах. И мы все, вроде, были готовы, но примеров такого сотрудничества почти не было.

Думаю, что эта тенденция будет усиливаться, и наш рынок пройдет еще одну веху — интеграцию провайдеров. Давайте подумаем вот над чем. Создать тренинговую компанию с большим количеством тренеров одинаково высокого профессионального уровня крайне сложно. Сомневаюсь, что в принципе возможно. А компании клиентов растут, и потребности в обучении растут. Даже в кризис не исчезают большие проекты обучения, на которые требуется много тренеров. Даже при росте популярности других форм обучения (дистанционного, на рабочем месте), тренеры востребованы. Так что провайдером ничего не останется, как кооперироваться.

Сергей Макшанов: Для меня яркие события рынка связаны с периодом больших стартапов — это 2000 — 2002 год, когда изменения, внедрения шли очень быстро. Тогда еще не успели нагородить бреда, и это давало совершенно другую скорость. В регионах возникли интересные, позитивные, с точки зрения потенциала, бизнесы. Сейчас таких проектов нет, и стало чуть душновато. Количество стартапов сокращается с 2003 года. На глазах. Конечно, не все так грустно. И сейчас есть яркие явления на рынке, например, ГК РУЯН. Компания идет по пути, где никого нет, и мы рады, что помогаем им в этом уже много лет.

Какие у Вас пожелания рынку на следующие 20 лет его развития?

Нина Хрящева: Качественно работать. К счастью, дилетантства на рынке все меньше, но оно еще живо. Идет не такая мощная дискредитация тренинга, как в начале 90-х, тем не менее, до сих пор нам встречаются компании, которые после нашей работы говорят: «А мы и не думали, что тренинг — это вот так».

Отмечу, что уровень профессионализма на рынке вырос не только со стороны провайдеров, но и со стороны специалистов по обучению и HR-ов. И это не оставляет никаких шансов недобросовестным поставщикам. То, как Татьяна Ефимова в компании Danone формулирует запрос, несет мощное сообщение: «Только профессионал высокого класса может его удовлетворить». А если на стороне клиента слабый специалист, это расслабляет поставщика. Многие этим пользуются и начинают морочить голову.

У нас уже несколько лет проводится программа для корпоративных тренеров «КОРПОРАТИВНЫЙ ТРЕНЕР: Мастер-курс». С каждым годом уровень группы растет. Если 5 лет назад для большинства информация о системном подходе в обучении была новинкой, то теперь участники ожидают больше информации о современных инструментах и техниках.

У вас огромный опыт за плечами. А какие у вас личные планы на будущее?

Нина Хрящева: Развивать нашу компанию. Больше времени уделять обучению наших сотрудников, передавать свой опыт. Мне очень интересно делать проекты самой, но я понимаю, что нужно больше заниматься развитием молодых специалистов.

Закончить книгу по тренингам. Сейчас написано процентов 40. В этой связи мне вспоминается такой случай. Как-то я участвовала в тренинге по конфликтологии в Будапеште, которую финансировал Фонд Сороса. Программу вели разные тренеры из разных стран, было более 30 участников — такая международная программа. Ко мне подошла женщина из одной из Прибалтийских стран и сказала: «Если бы здесь, на этом тренинге было совсем неинтересно, то я бы все равно не пожалела, что приехала, потому что встретила здесь Вас — человека, написавшего книгу «Психогимнастика в тренинге». После этого я подумала, какая теперь на мне ответственность. Начинаешь понимать, что ты влияешь на людей, на то, что происходит.

Нельзя успокаиваться, нужно писать книги, передавать опыт, учить, разрабатывать новые подходы, повышать качество.

Беседовала Юлия Ужакина, директор Trainings.ru.

При републикации материала ссылка на Trainings.ru обязательна

 обязательна

Перейти на страницу проекта "20 лет тренинговому рынку">>>


Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования