Деннис Хоппл (CBSD) об истории рынка и его будущем: «Останутся только те, кто создает ценность клиенту»

Проект «20 лет тренинговому рынку России»
7 апреля 2009 г.

Интервью с Президентом CBSD Деннисом Хопплом публикуется в рамках проекта «20 лет тренинговому рынку России». Деннис вспоминает, кто поддерживал его лично, первых конкурентов и клиентов, а также людей, внесших существенный вклад в развитие CBSD

Каковы главные этапы вашей истории? Какие события, люди, ситуации сразу же вспоминаются, если оглянуться на историю CBSD?

Президент CBSD Деннис Хоппл

Смотря в прошлое, я в первую очередь вспоминаю замечательных людей, с которыми я работал. Мой первый год в России был очень важен с точки зрения развития в новой для меня области тренингов. В этом мне очень сильно помогли люди, с которыми я работал. Марина Островская, Марина Шакалова и Кевин Смит помогли мне сделать мечты реальностью и, благодаря им я намного лучше понял жизнь и бизнес в России.

Крупной вехой в нашей истории стало окончание гранта USAID и последовавшая за ним борьба за выживание в 1996 году, переезд на Измайловский остров и открытие там первого в Москве тренинг-центра полного цикла. Другими важными этапами истории стал кризис 1998 года и переезд в БЦ «Крылатские Холмы». Коме того, вспоминается внедрение на российском рынке программы Looking Glass Leadership Program, которую мы провели для более чем 100,000 участников.

Расскажите историю, которая запомнилась больше всего?

Как и у всех экспатов, у меня очень много историй на тему «иностранцы в России». Приходилось много учиться жить в новых условиях. Однако, больше всего мне запомнились истории с участием сотрудников CBSD. Например, до сих пор хорошо помню собрание, на котором я был назначен Президентом CBSD. Обладая опытом менеджерской работы в США, я сказал нашим сотрудникам, что мы будем работать вместе, чтобы выжить как независимая компания. При этом один из российских тренеров поднял руку и спросил, почему я жду от них помощи в поисках решения проблем. «Вы — Президент, принимайте решения и командуйте, что нам делать». В середине 90-х зачастую именно такого поведения ожидали от руководителя.

За прошедшие годы в CBSD возникла особая традиция празднования успехов. Замечу, что по мере роста наших достижений, эти праздники превращались в довольно дорогие и масштабные события. Однако, пожалуй, самое запоминающееся событие состоялся в Измайлово, когда команда руководства CBSD своими силами провела замечательную новогоднюю вечеринку. У нас была четырехметровая елка, подарки для каждого сотрудника, накрытые столы со свечами, танцы и масса незабываемых впечатлений.

С какими компаниями вы конкурировали 15 лет назад? Чье присутствие чувствовалось наиболее сильно? Когда вы начали ощущать реальное давление со стороны конкурентов?

На таком быстро растущем рынке, каким была Россия на заре развития тренингов, мы ощущали конкуренцию буквально со всех сторон. Два наших самых первых конкурента, которые занимались аналогичным бизнесом, были компании ЭКОПСИ Консалтинг и MTI. Также серьезные неудобства нам доставляли независимые тренеры с их низкими ценами и иногда низким качеством. После того, как клиентская компания получала негативный опыт работы с некоторыми фрилансерами, ее трудно было уговорить работать с CBSD. Кризис 1998 года устранил многих наших ранних конкурентов, но нам всем пришлось бороться за то, чтобы оставаться на плаву и добиваться роста после восстановления ситуации в экономике. Я искренне убежден, что конкуренция — это хорошо. Она заставляет компанию применять новаторские приемы и продолжать разрабатывать лучшие решения для клиентов.

Что бы вы назвали вашим главным изменением? Сколько «поворотных точек» у вас было?

Очень трудно назвать какое-либо одно изменение, но моя первая личная «поворотная точка» наступила в конце моего шестимесячного контракта в 1995 году. Решение остаться еще на один год превратилось в 14 прекрасных лет, когда я занимался тем, что мне действительно нравится. Конечно, наш брак с Татьяной Игнашовой был для меня очень важной поворотной точкой. Если же говорить о бизнесе, то здесь было столько поворотов, что всех и не перечесть.

Среди ваших тренеров и сотрудников есть много тех, кто уже давно работает в компании. Почему, как вы думаете, люди остаются в CBSD так долго?

Вы правы, мне кажется своим примером мы опровергли известную пословицу «хорошо там, где нас нет», которая есть и в русском, и в английском языке. На протяжении многих лет CBSD создает сильную корпоративную культуру, в которой сотрудники чувствуют свою ценность и уважение. Я хочу верить, что именно это удерживает здесь так много ключевых сотрудников. Не хочу делать никаких предположений по поводу наших тренеров-профессионалов. Я им просто благодарен за то, что мы вместе создали CBSD.

Кто, по вашему мнению, внес наибольший вклад в развитие вашего бизнеса? Кто попадает в «золотой список» CBSD?

Каждый сотрудник, который проработал в CBSD более года или двух, внес значительный вклад в развитие бизнеса. В некоторые критические моменты разные люди вносили очень существенный вклад в общее дело. Конечно, первые годы были самыми опасными для нового бизнеса, поэтому мой список будет включать людей, которые разделяли общее видение и оказывали неустанную помощь в развитии CBSD в самые трудные времена. Я бы начал мой личный список с Анны-Мари Воллам, Татьяны Игнашовой, Елены Алешиной, Лизы Садовой, Евгении Овасапян и Ричарда Родса. В 1999 Татьяна Морская, Анна Кирин и Мэри Интема стали критически важными членами команды. Наша команда логистики отлично владеет технологией сервиса и вот уже более 10 лет неустанно работает как для внешних, так и для внутренних клиентов.

Не могли бы вы назвать клиентов, которые стали особой частью вашей истории? Кто стал вашим первым или самым крупным клиентом?

У нас есть сотни замечательных клиентов, но два из них — особые. Нашим первым крупным заказчиком стала Coca Cola Inchcape. Она оставалась им до кризиса 1998 года. Их вера в CBSD и сложнейшие задания по развитию персонала дали старт нашему развитию. Другим наиболее запомнившимся клиентом была UMC в Украине. Это был наш первый тендер, и в июне 1998 года мы выиграли его у целого ряда европейских компаний. Это не только дало толчок развитию CBSD, но и оказало нашей компании существенную помощь в период экономического спада. Другим клиентом, который оказал существенное влияние на будущее CBSD, была компания Rolf. Доверие, которое Rolf оказывал CBSD многие годы, привело к серьезному расширению нашего присутствия в автомобильной отрасли.

Каковы ваши планы на следующие 15 лет?

После почти 15 лет прожитых в России, я научился не строить слишком далеко идущих планов. Сегодня даже трудно что-либо сказать о предстоящих 15 месяцах. Но в некоторых вещах я абсолютно уверен. Через пять, десять или пятнадцать лет я буду делать то, что создает ценность для других и приносит мне вознаграждение. Я приехал в Россию, т. к. верил, что это дает мне шанс внести свой вклад. Должен признаться — работа в России стала самым благодатным периодом моей жизни.

Хотели бы вы, чтобы тренинговый рынок как-либо изменился? Как вы видите вашу миссию как провайдера решений в области обучения персонала?

Независимо от того, что я хочу, рынок тренинга изменится сам. Я также верю в то, что он станет зрелым, и грань между обучением высшего руководства, оценкой персонала и собственно тренингом станет менее явной. Внешние провайдеры будут привлекаться именно как поставщики комплексных адаптированных решений, а не готовых курсов. Создание реальной ценности для клиентов будет определять список тех, кто выживет, и тех, кто исчезнет.

Если бы вы могли выразить философию своего бизнеса в одном предложении, чтобы это было?

Я бы воспользовался цитатой из Роберта Фроста «Две дороги разошлись в лесу и я... я выбрал ту, по которой ходили меньше, и это позволило мне оставить след».


Организаторы проекта «20 лет тренинговому рынку России» благодарят Сергея Кузина за помощь в подготовке материала.


Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования